Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Private equity: просто о сложном

Private equity фонды — средство для вложений в различные типы акций компаний, которые не являются публично торгуемыми.

В работе можно выделить три основные части.

  • Транзакционная работа, когда идет покупка или продажа бизнеса — работа больше инвестиционно-проектная.
  • Работа с портфельными компаниями. Это работа больше консультационная, так как сотрудники фонда не являются операционными менеджерами компаний и они могут, скорее, со стороны советовать, нежели директивно управлять.
  • Блок вопросов по отчетности, репортингу, пониманию того, где находится финансовая позиция, прибыльная она или убыточная, и идет ли в правильном направлении, то есть это работа на уровне самого фонда.

В основном, это довольно классическая финансовая индустрия, в которой ты применяешь навыки банкира с одной стороны, а с другой — навыки консультанта.

Private Equity vs Venture Capital

Private Equity предполагает более структурированный подход, data-driven, менее хаотичный. Это работа с более крупным и структурированным бизнесом, с компаниями, у которых есть финансовая отчетность и можно посчитать каким-то образом с определенной достоверностью financial performance в течение 3-5 лет.

В то время как в Венчуре, тебе предлагают какую-то сумасшедшую идею, и ты не знаешь будет ли она успешна, тебе нужен нюх.

Эта сфера привлекает людей более открытых, более динамичных, но принимающих хаос как некоторую стандартную форму. Очень много неясного, и тебе нужно буквально «унюхать» какой-то классный проект, идею.

Не так важно знать финансовое моделирование, анализ и оценку, больше важна смекалка, предпринимательское чутье, и соответственно, из этого возникает несколько более неформальная и открытая культура, более динамичная, но менее предсказуемая.

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Работа в private equity

Всех людей, работающих в private equity, можно разделить на кластеры.

Front office: производительные единицы, те, кто приносит потенциальную прибыль или генерирует убыток. Front-люди занимаются несколькими вещами: анализом рынков и компаний, участвуют в процессе переговоров, в заключении сделки. Дальше с этими компаниями работает, в основном, совет директоров. Последняя часть работы — это обратный процесс, все то же самое: поиск того, кому можно продать компанию, проведение сделки, выход из проекта.

Middle функция: middle — это функции, которые напрямую не влияют на финансовый результат от инвестиции, но без которых нельзя заключить сделку. Во-первых, это юристы. Все договора, которые мы подписываем, — это сложные юридические конструкции, иногда этих договоров несколько, иногда их десятки. Иногда для того, чтобы просто подписать сделку, нужно на огромном столе выложить стопками эти документы. Юристы очень важны на сделках, и часто юристы есть внутри компании — они называются in-house.

Вторая очень важная часть middle office — это люди, которые занимаются структурированием и налогами, они определяют наиболее эффективную структуру владения портфельными компаниями. Можно еще отнести к middle office Investor relations, которые привлекают деньги непосредственно в фонд.

Классический back-office: бухгалтерия, внутренний репортинг, административные люди, секретариат. То, без чего никакая компания не может существовать.

Поздравляем, вы приняты

На первом этапе, когда сделка совершается, и на последнем, когда сделка закрывается, то есть, актив покупается и продается, — работа в фонде очень похожа на инвестиционный банк, на корпоративные финансы. Работа по управлению компанией очень похожа на работу консультанта: стратегия, куда мы движемся, можем ли мы сократить какие-то затраты, как достичь операционных улучшений и т.д. И эти два блока вопросов очень интересны и очень нужны всегда.

Обычно приток в фондах состоит из людей из таких сфер. Или, опять же, из «четверки», из корпоративных финансов.

Встает закономерный вопрос: как туда попасть? Нужно ориентироваться на программы стажировок и следить за набором на начальные позиции.

Что касается Private Equity, это не индустрия, в которую входят люди сразу после университета, потому что все-таки работа предполагает какой-то уровень автономии и определенных знаний.

Если молодого специалиста берут в какую-то команду, предполагается, что ему не нужно будет объяснять все с нуля, микроменеджить задачи. Соответственно, год или два хорошо бы где-то поработать, получить опыт.

Для юристов отлично подходят юридические компании, российские или международные, в зависимости от того, какие сделки совершаются. Налоговики часто сидят в «большой четверке», там есть отдельные подразделения, иногда это Tax&Legal, иногда это просто Tax. Очень сильные ребята выходят оттуда.

Начало карьеры

Когда я начинал карьеру, у меня не было выбора. Я в основном получал отказы: и когда в зарубежный университет подавал заявление, и при поиске работы. Меня особенно никуда не брали. Поэтому я шел, куда меня брали. Возможность сделать осознанный выбор появится только позднее.

Роскошь выбирать из многих опций редко представляется, но в этом нет ничего страшного. Мне мой друг говорил: «Если у тебя будет 2-3-4 оффера, тогда запрешься в комнате с коньяком и сигарой и будешь размышлять на эту тему, что лучше. А пока бери то, что есть».

Самые хорошие темы — это темы, в которых, в первую очередь, тебя учат. Очень важно найти какое-то место, в котором тебя не просто посадят какую-то функцию исполнять, а где тебя будут учить.

Вторая очень важная тема, чтобы у тебя были peers — люди твоего уровня, референтная группа, чтобы вы могли «сверять часы»: лучше ты, хуже, по каким критериям.

И третье, что важно — это понятная и прозрачная система повышения.

Чтобы не происходило так, что пока твой начальник не уйдет на пенсию, ты никуда не двигаешься.

Вместо этого должна действовать система up-or-out, т.е. если ты не прогрессируешь, тебе нужно уходить, но если ты нормальный, ты прогрессируешь. Это обычно есть в зарубежных компаниях, но в очень многих российских появляется тоже. Это может быть финансовая сфера, банки, как мы уже говорили, «четверка» — мне очень нравится в этом смысле консалтинг, может быть, и какие-то производственные компании. Программа может быть такая, в которой ты будешь ротироваться: например, 3 месяца работаешь в sales, 3 месяца в производстве и т.д., и тоже получаешь как консультант очень большой и интересный опыт. Это, я думаю, хороший старт.

О том, чем стоит заниматься студенту

Давайте представим, что мы пришли на интервью в банк или в консалтинговую компанию. Что нас будут спрашивать: кейс про то, куда плывет лодочка — вправо/влево, с какой скоростью, дальше оценки в институте, и третье — extracurricular т.е., что ты делаешь ещё.

Ты играешь в какой-нибудь баскетбольной команде и забиваешь больше голов, чем остальные. Ты работаешь в студенческом сообществе и организовываешь лекции или интервью. Ты ездишь на конференции, выступаешь на семинарах.

Ты делаешь больше, чем кто-то другой. Все, что показывает в тебе achiever — человека, который может двигаться вперед, а не лежать просто, создает тебе плюс.

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Карьера в финансах: быстрый рост

В России на протяжении последних 20 лет было важно то, в какой стадии цикла ты находился. Ребята, которые в 90-е годы попали в какую-нибудь зарубежную бизнес-школу, были на этом рынке звездами и очень быстро делали карьеру.

Читать статью  Срок окупаемости: формула и методы расчета, пример

Во второй волне после кризиса 1998 года и до 2007 года рынок был очень горячий. Когда мы из консалтинга уходили, всех брали нарасхват, и компенсация, которую мы получали, просто уходя в какую-то индустрию бывала значительно больше, чем то, что мы получали — а мы получали более-менее стандартную компенсацию для Восточной Европы, скажем так.

Как только у нас грянул кризис 2008 года, эта тема оборвалась. Сейчас у нас еще один кризис. Я бы сказал, что это четвертая волна, и вы уже находитесь в ситуации, когда во-первых, произошло значительное насыщение рынка, а значит быстрые карьеры будут единичными.

Скорее, в основном люди будут идти по стандартному пути, как в Лондоне или в Нью-Йорке. 2-3 года — аналитик, 2-3 года — associate, 2-3 года — вице-президент, а если дожил до этого момента, то можешь уже какое-то качество жизни себе обеспечивать. Возникает вопрос, где из стандартных путей более быстрый рост.

Стандартно всегда считалось, что если ты вкладываешь больше энергии в работу, например, в консалтинге или в IB, ты больше работаешь физически: не 50-60 часов, как в «Большой четверке» или в индустрии на корпоративной программе, а 70-80 или даже 90 часов в неделю, — ты получаешь более быстрый рост, и компенсация у тебя становится больше не за счет фиксированной части, а за счет бонусов.

«Большая четверка» и IB: преимущества карьеры в «четверке»

Когда один мой друг пошел в «четверку», он мне с некоторой грустью говорил об этом, на что я отвечал ему следующее:

«Я сел на roller coaster, а ты сел на трамвай. Ты едешь медленнее, но я уверен: будут кризисы, будут взлеты, но до конечной станции ты доедешь и не расшибешься. Ты будешь там, и с большой вероятностью у тебя будет очень комфортное качество жизни через 10 лет после того, как ты отработаешь в этой структуре. У меня, может быть, качество в моменте будет более высокое. Но могут быть очень большие падения, и можно оказаться у разбитого корыта».

Карьера: финансы и консалтинг

Самое большое различие я бы сказал — depth and breadth. Глубина и широта опыта.

В консалтинге у меня был проект для крупного производителя питания — я делал sales&distribution, был проект для оператора сотовой связи по операционному улучшению бизнеса, фармацевтическая компания — вывод на российский рынок тяжелых препаратов, например, при онкологии, — то есть, никак не связанные вещи. Ты получаешь представление об очень разных сферах и довольно неплохо начинаешь разбираться в разных аспектах бизнеса, Но не глубоко. А если ты, например, работаешь в банке, то ты точно знаешь одну сферу, но очень детально и профессионально.

Карьера в будущем

Если говорить про это, мне кажется, что отрасль инвестиционных банков находится в структурном кризисе. По всему миру идут очень большие сокращения, и после 2008 года IB больше не является индустрией, в которой люди зарабатывают очень много денег, потому что произошла нормализация бонусов, и компании перестали платить очень большие комиссии.

Сейчас могут быть проекты, когда банкиры работают без комиссии вообще, только на ожидании того, что клиент даст новый бизнес, новые контракты в будущем.

Индустрия очень быстро меняется и, в принципе, через 10-20 лет больше не нужны будут услуги банков для размещения на бирже — каждая компания сможет оформить заявку онлайн и точно также онлайн разместиться, и ты онлайн сможешь купить эти акции, если захочешь. Эта индустрия вызывает у меня некоторые опасения, сохранится она в том объеме, который есть, или нет.

А индустрией будущего, наверное, я бы назвал ту, которая связана с технологиями. Также, конечно, важны будут вечные ценности — доступ к контактам и к деньгам. Контакты в нашем мире останутся важны.

Скажем, если я знаю тебя, ты знаешь меня, ты знаешь еще 100 человек, то я приходя к тебе, получаю доступ к твоей базе контактов и могу найти потенциальных инвесторов без особого шума для рынка.

Доступ к капиталу будет не менее важен. Я думаю, индустрия инвестиций, индустрия фондов будет оставаться крупной и важной, потому что там доступ к деньгам.

Те, кто владеет деньгами, владеют у нас большими преимуществами, владеют миром. И если эта сфера будет как-то видоизменяться и страдать, то медленнее, чем остальные.

Может быть, будет как-то сильно изменяться аудиторская и надзорная функция, потому что в том виде, в котором она сейчас существует, она не в полной мере соответствует требованиям современной экономики.

Exit options

У всех будет exit на пенсию. А если говорить о том, какая может быть следующая ступень в другой индустрии, это вопрос нехарактерный. Потому что, если ты спросишь какого-нибудь банкира в Лондоне или в Нью-Йорке, он будет мечтать перейти в фонд.

Если человек уже в фонде, он скажет, что он хочет либо работать в этой компании до конца жизни, либо перейти в какую-то более успешную компанию, либо создать свою.

Из этой индустрии люди стандартно не уходят.

Статью подготовил Максим Шеметов, представитель сферы Private Equity

Private Equity по-русски

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Стандартный перевод этого термина – фонды прямых инвестиций – не совсем точный: слово «private» подчеркивает, что речь идет об инвестициях в частные непубличные компании, т.е. бизнес который не котируется на фондовых биржах.

Сама суть этого бизнеса, если не вдаваться в подробности, довольно проста и банальна – ты покупаешь долю в капитале компании, которую в дальнейшем окупаешь посредством дивидендов и/или её перепродаже по более высокой цене.

3-4 года назад я тоже активно интересовался этой сферой и думал, как же мне в неё попасть. Я шел по очевидному пути – много читал на тему PE, брал курсы западных университетов, мечтал о том, как я буду проворачивать крутые LBO-сделки и т.п. Если хотите узнать больше о сделках LBO, то рекомендуем скачать наш бесплатный гайд «Построение модели LBO».

Каково же было моё удивление, когда уже на практике я понял, что российские реалии инвестиционного мира достаточно далеки от западного понимания private equity. В этом статье я постарался вкратце описать местную специфику PE, а также как и почему она отличается от американо-европейских реалий.

Уверен, что всем интересующимся этой темой данная статья будет полезной.

Инвесторы (ключевой момент, влияющий на всё остальное)

Запад

PE-фонды устроены straightforward: есть general partners (GP), которые управляют деньгами инвесторов, и есть limited partners (LP) – т.е. сами инвесторы. Обычно инвесторами фондов выступают институциональные игроки – пенсионные фонды, страховые компании и т.п.

Россия

Некоторые ведущие российские игроки устроены по примеру западных, например, небезызвестные Baring Vostok Capital и Elbrus Capital. Но большинство российских PE-like денег сосредоточены в иных руках.

Во-первых, в России распространены кэптивные фонды. Это инвестиционные компании, созданные по-соседству с крупными отраслевыми игроками, чаще всего финансовыми институтами. Примеры – VTB Capital (PESS), A1 (структура Альфа-Групп), Hi Capital (мезонинный фонд МКБ, ныне почивший).

Во-вторых, еще большую распространенность имеют семейные офисы (family office). Это инвестиционные юниты, созданные конкретными олигархами или предпринимателями, работающие исключительно на рост их благосостояния. Очень многие family office являются непубличными для медиа-пространства, но и публичных тоже хватает: Interros Потанина, Onexim Прохорова, AFK Sistema Евтушенкова, A&NN Мамута, Renova Вексельберга и многие другие.

Вне зависимости от того, говорим ли мы о семейных офисах или кэптивных фондах, их основное различие с классическими западными фондами налицо – в их деятельности LP и GP по сути это одно лицо.

Читать статью  Банк России сможет определять подсанкционным банкам максимальную комиссию за валютный перевод

Кто владеет деньгами, тот ими и распоряжается: GP это не независимая инвестиционная команда, которая может работать на любого инвестора — люди привязаны к конкретному LP, создавшему фонд.

Фандрейзинг

Запад

Задача GP – с определенной периодичностью создавать новые фонды и привлекать под них инвесторов. Это одна из основных компетенций западных фондов, без неё не выстроишь инвестиционный бизнес.

Россия

Чаще всего задача фандрейзинга перед инвестиционной командой не стоит, т.к. есть один вполне конкретный инвестор – будь то олигарх или финансовый институт. Нередко местные инвестиционщики ищут соинвесторов под конкретный проект, но создание совместных с кем-либо фондов – редкая практика.

Принятие решений

Запад

Т.к. LP и GP – это разные лица, то работает принцип «отделения собственности от управления». Инвестиционные решения – прерогатива GP (инвестиционной команды, управляющей фондом).

Россия

В случае фэмили офисов – финальное решение всегда за акционером. У кэптивных фондов бывает по-разному – чаще всего собирается комитет, где есть представители как холдинговой структуры, так и самого фонда.

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Инвестиционная стратегия

Запад

Четкий фокус по стадиям инвестирования – VC (с разделением на pre-seed, seed и early), growth, buyout или decline. Сделать инвестицию, не соответствующую мандату фонда, невозможно.

Также возможен фокус по отраслям, но он столь распространен (большинство фондов являются дженералистами, т.е. берутся за всё подряд, если это выгодно).

Россия

Местные инвестиционные компании чаще всего ищут активы, обладающие синергией с основным бизнесом их акционеров. Таким образом, они обладают четким отраслевым фокусом, как минимум в первые 5-7 лет жизни. Далее портфель активов постепенно диверсифицируется, и направленность фонда становится менее однобокой.

Что касается стадии инвестирования, то она может быть плюс/минус любой – главное, чтобы сделка была выгодной.

Создание стоимости для акционеров

Запад

У всех фондов есть четкий срок жизни, по истечению которого они прекращают своё существование. Таким образом, для них является обязательным выход из актива (exit) – на одних дивидендах за 5 лет большую IRR не заработаешь, нужно реализовать полный потенциал стоимости, перепродав актив по цене, превышающей цену входа самого фонда.

Россия

Т.к. юридическая конструкция «аля фонд» применяется у нас достаточно редко, то срок жизни инвестиционных юнитов можно признать условно бесконечным. В такой ситуации перепродажа актива является желательной, но необязательной. Более того, дивидендный поток может оказаться настолько привлекательным, что акционеры невольно подумают — «такая корова нужна самому».

Собственники фэмили офисов мыслят не только в терминах IRR и CoC, для них важен и сам объем ежегодно получаемых денег, которые можно потратить на красивую жизнь.

Доход управляющей команды

Запад

Всё всегда очень четко – есть management fee, это небольшой процент от суммы фонда, который ежегодно идет на выплату зарплат и покрытие прочих административных расходов. Помимо этого есть carry – механизм разделения апсайда, при котором достигнутое сверх-значение IRR делится между LP и GP (это основной источник заработка GP).

Россия

Механизмы management fee и carry тоже используются, но не всегда. Нередко речь идет о простой схеме з/п + бонусы, где величина последних зависит от перфоманса активов, входящих портфель. Для усиления мотивации партнеры/директора также могут получить миноритарный пакет в холдинговой структуре инвестиционной компании или в конкретном активе, который они ведут.

Если хотите построить свою карьеру в PE, то рекомендуем записаться на наш открытый онлайн-курс «Финансы с нуля».

Что такое прямые инвестиции private equity

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

О схеме Private Equity, ее участниках, преимуществах и сложностях, а также о перспективных компаниях в 2020 рассказал сооснователь SharesPro, инвестор Денис Астафьев.

Почему именно мы рассказываем о способах инвестирования?

SharesPro, как эдвайзер, предоставляет наиболее интересные сделки для своих инвесторов, у которых уже сложился капитал в десятки и сотни миллионов долларов. На все 100% финансов инвесторы могут взять объем инвестиций крупных компаний с большим потенциалом роста. Они делают апсайд (upside), прирост к цене размещений сделки на IPO (первичный вывод акций), и в целом владеют хорошим объемом при выходе компании на IPO или DPO (прямой листинг) — с нами их актив впоследствии растет.

Сообщество SharesPro не только участвует в качественных сделках, с точки зрения апсайда, но и наблюдает за интересными игроками рынка, которые в перспективе смогут стать публичными. Их бизнес SharesPro глубоко изучает и плотно знакомится с ним еще до выхода на IPO — это позволяет сообществу успешно делать выбор — участвовать или отказаться от сделок при первичной продаже акций конкретной компании.

Альтернативные инвестиции в рамках Private Equity — что это?

Private Equity (PE) — альтернативный класс инвестиций, где капитал вкладывают в частные компании напрямую (в уже сложившиеся предприятия).

У частных компаний нет доступа к капиталу на публичном рынке (бирже) — и они привлекают средства для своего развития, продавая свою долю, или берут долговые обязательства от фондов, венчурных компаний и инвесторов.

Некоторые инвесторы, в том числе институциональные, делают вложения через фонды прямых инвестиций: это, как правило, состоявшийся бизнес, который функционирует достаточно долгое время, и ему просто требуется дополнительный собственный капитал — на IPO ему не нужно тратиться.

Игроки на поле Private Equity

В Private Equity инвестиционные фирмы — это генеральные партнеры, General Partners (GP), а ее инвесторы, которые вкладываются в капитал, — это партнеры с ограниченной ответственностью, Limited Partners (LP). Инвесторами становятся пенсионные фонды, институциональные инвесторы и частные лица.

Схема 1. Система инвестирования Private Equity

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Схема работы

Генеральные партнеры, как правило, взимают плату за управление и за исполнение. Комиссия от прибыльной продажи компаний — 20%. Плата за исполнение называется «переносимые проценты».

В некоторых случаях существует процент возврата (обычно 8-10%), который должны получить Limited Partners перед тем, как генеральный партнер получит свою прибыль.

Прямые инвестиции и закон

С 2015 года идет некая тенденция — сделать индустрию Private Equity прозрачной. Сумма доходов и высокие зарплаты у сотрудников акционерных компаний вызывают интерес. Законодатели все же пытаются ограничить доступ к информации.

Многие активисты, в основном из демократов, — Элизабет Уоррен — демонизировали образ Уолл-Стрит, инвестиционных компаний и стремились помешать их деятельности. Сейчас у руля находится администрация Трампа. В SharesPro считают, что его политика кардинально не отразится на законодательстве в области Private Equity — пока что американского президента больше волнует китайских вопрос.

Преимущества Private Equity

Прямые инвестиции в большинстве случаев носят менее манипулятивный характер. Они строятся больше на оценке бизнеса и перспектив компании, чем на ожиданиях о росте цены акции, когда публика прореагирует на них. Кроме того, у инвестирования в частные компании более долгосрочный и менее ликвидный характер.

Развивающиеся компании стараются избегать долговой нагрузки, не брать кредиты и не рисковать с колебаниями цен акций на публичном рынке. Именно здесь и помогает Private Equity — можно качественно привлечь капитал для развития и масштабирования бизнеса компании среди развивающихся предприятий, которые чаще всего не имеют чистой прибыли.

Еще одно отличие Private Equity от публичного рынка — ценообразование акций. Инвесторы и компания договариваются о цене путем переговоров. Чаще всего учитывается стоимость прямых конкурентов, преимущества и перспективы компании.

Часто фонды и венчурные предприятия активно участвуют в развитии бизнеса компании, состоят в совете по принятию ключевых решений, предлагают свою экспертизу и связи в отрасли, в том числе для снижения рисков. Поэтому некоторые из них фокусируются на инвестиции и развитии компаний в определенной сфере, тем самым создают себе такую репутацию, что стартапы стремятся работать с такими инвесторами и в некоторых случаях могут пойти на различные уступки.

Читать статью  Как начать инвестировать и не потерять деньги: инвестиции с нуля, понятная инструкция | InvestFuture

Формы Private Equity

Формы прямого инвестирования могут различаться — зависит от целей привлечения капитала: частные компании с неэффективным бизнесом, большими долгами находят инвесторов, которые проводят реструктуризацию, обновляют команду, объединяют с другими компаниями и пр.

А вот крупные компании или лидеры отрасли часто выкупают именно стартапы, чтобы развивать нишевые продукты и услуги, а также избежать конкуренции в долгосрочной перспективе.

Существует явление, которое превратилось в отдельное направление в Силиконовой Долине, где стартапы изначально создаются с целью продажи в будущем крупным компаниям, как Google и Facebook.

В чем сложности?

COVID-19 препятствует получению прибыли с частного капитала. Более 2/3 (69%) опрошенных Preqin генеральных партнеров утверждают, что пандемия негативно повлияла на сбор средств от потенциальных инвесторов.

Скорость процесса всегда показывает, повлияло ли что-то негативно на сбор средств. Действительно, почти треть (32%) опрошенных заявили, что извлечение прибыли «значительно замедлилось» — в то время, как почти четверть (23%) сказали, что процесс «немного замедлился».

Основная причина — затруднение инвестирования в условиях ограничения мобильности в мире из-за карантинных мер. Чтобы провести сделки в рамках Private Equity, в том числе сделки по слияниям и поглощениям, требуются личные переговоры сторон. Из-за ограничения авиасообщений, сторонам было трудно встретиться лично для принятия решения.

82% опрошенных Preqin Limited Partners в апреле заявили, что ограничения на поездки и социальное дистанцирование влияют на их способность делать новые инвестиции в 2020 году.

Большинство считает, что процесс замедлился: это подтверждают данные Preqin по сбору средств в 1 квартале 2020 года. Во всех стратегиях Private Equity число фондов, собирающих необходимые суммы, стало ниже на 27% по сравнению с данными за первый квартал 2019 года — это один из самых низких квартальных показателей за последние годы.

Однако фонды прямых и венчурных инвестиций привлекли в общей сложности $133 млрд, что на 12% больше по сравнению с первым кварталом 2019 года. В сфере инфраструктуры объем привлеченного капитала вырос на 47% — до $38 млрд. Что касается природных ресурсов, то объем привлеченного капитала подскочил на 52% — до $44 млрд — это самый большой объем средств, привлеченных такими фондами за один квартал.

Несмотря на все ограничения, инвесторы все еще высоко заинтересованы. Во время пандемии особой популярностью пользовались инвестиции в медтех компании, согласно данным Preqin .

Перспективы отрасли после 2020 года, согласно опросу, все еще демонстрируют высокую заинтересованность инвесторов Private Equity в долгосрочной перспективе. Большинство опрошенных (63%) инвесторов не считают, что пандемия окажет какое-либо долгосрочное влияние на их будущую стратегию альтернативных инвестиций.

Фактически еще 29% респондентов ожидают, что в результате кризиса в долгосрочной перспективе будут вкладывать больше капитала.

В конце концов, инвесторы продолжают охоту за доходностью, тем более в условиях высокой ликвидности и низких ставок, поэтому многие будут искать сделки в рамках Private Equity для получения высокой прибыли.

Схема 2. Влияние пандемии на инвестирование

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Как выбрать компанию для инвестирования по Private Equity?

В первую очередь нужно помнить про тренды инвестиций в частные капиталы. В последние годы был бум финтех компаний: из последних кейсов интересны Revolut и Acorns.

Во время пандемии был скачок у медтех и телемедицины. В целом, есть высокий интерес к технологиям, к примеру, Airbnb — уже крупная компания в сфере туризма и недвижимости, с поправкой на технологии (благодаря платформе).

Robinhood — онлайн брокер с низкими комиссиями, который основал тренд дешевых комиссий в штатах. Zoom (ZM) стал публичным в 2019 году — популярный сервис видеоконференций — который вырос более, чем на 200% за год, и остается одной из самых крупных историй роста во время пандемии и восхождения «stay at home» компаний.

Среди перспективных компаний для инвестиций по Private Equity в 2020 году хотим особо отметить Nubank, Roblox и Bytedance. Все они отвечают именно нашим требованиям и сочетаются с ценностями SharesPro: Nubank — не просто банк, а крупнейший Fintech в Латинской Америке (что очень важно для SharesPro) и один из самых инновационных в мире по версии рейтинга Fast Company 2019 года; Roblox играет не менее важную роль — мы ценим, что эта игровая онлайн-платформа объединяет пользователей со всего мира, позволяя создавать собственные игры и объединяться в команды; Bytedance — еще один технологический гигант, который важен, в первую очередь, как владелец Тик Тока, также ценно тесное сотрудничество компании с Россией.

Как стать инвестором по Private Equity?

Мы даем клиентам возможность участвовать в Private Equity сделках, отбираем перспективные компании, согласно нашей системе скоринга, и инвестируем в компании, которые уже имеют хорошую репутацию, определенную долю рынка и признаны перспективными игроками или революционными «game changers».

Часто такие компании привлекают средства, чтобы масштабировать бизнес, и мы в основном инвестируем на поздней стадии развития компании, когда высокая вероятность, что в ближайшие годы компания выйдет на IPO. Из нашей истории успешными вложениями стали Slack, Zoom, Coursera и Robinhood.

Slack (WORK) — платформа, которая объединяет людей, приложения и данные, а также продает свои предложения в рамках модели SaaS. Slack смог перевести практически все рабочее общение из мессенджеров и почты и водно приложение!

Coursera – глобальная и одна из самых популярных платформ для онлайн-образования. О том, как Coursera взлетела во время самоизоляции можно долго говорить — такие ведущие университеты, как МГУ, ВШЭ специально открыли доступ к платформе свои студентам.

Robinhood – первопроходец и революционер в брокерской отрасли. Миллионы инвесторов смогли продавать ценные бумаги в приложении, причем без комиссии.

Если говорить о сроках и доходности, то ситуация разнится в зависимости от компании и условий рынка. К примеру, в конце апреля 2019 года мы начали процесс оформления сделки в рамках Private Equity, в мае произошла передача денежных средств, а в июне Slack вышел на рынок, на третий день после размещения акции были проданы. Прибыль составила около 40% за месяц по данной сделке.

По остальным сделкам прибыль еще не зафиксирована, так как компании еще не вышли на IPO. Мы приобрели акции Coursera по $12, сейчас сделки происходят в ценовом диапазоне $13-15. Также по компании Robinhood, мы приобрели акции в июле 2019 года по $14, актуальный ценовой диапазон составляет $16-17.

На фото: Иван Щербина, Денис Астафьев, Александр Анушкевич, бизнес-партнеры и совладельцы SharesPro

Private equity: просто о сложном — The Vyshka

Как участвовать в прямых инвестициях?

Для того чтобы участвовать вместе с нами в Private Equity, нужно стать клиентом SharesPro — пороговая сумма составляет $1 млн для участия в сделках американских компаний, также можно участвовать в сделках китайских компаний от $500 тыс.

Инвестиции в рамках Private Equity — относительно новое направление в нашей деятельности, они предполагают более долгосрочные инвестиции, по сравнению с участием в IPO. Порог участия значительно выше, чем в других видах инвестиций, которые мы предлагаем, однако возможность приобрести акции компаний на поздней стадии развития, перед IPO и последующая продажа на публичном рынке является одной из высокодоходных стратегий на сегодняшний день.

Источник https://thevyshka.ru/12783-private-equity/

Источник https://blog.sf.education/private-equity-po-russki/

Источник https://www.businessemirates.ae/content/blog/biznes-i-investitsii/investiruyem-v-private-equity-chto-eto-takoye-i-kak-rabotayet/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *