На дне: какие акции российских компаний стоит покупать в 2022 году и на какие зарубежные рынки обратить внимание?

«Мем-акции для внутреннего инвестора». Что не так с российским фондовым рынком

Всю весну 2022 года идут разговоры о том, что из-за геополитики и санкций российский фондовый рынок уже «не тот». Однако и до известных событий рынок был не очень приспособлен для частных инвесторов, уверен руководитель лаборатории анализа институтов и финансовых рынков Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Александр Абрамов. Он рассказал «Секрету», в чём ущемлены права частных инвесторов, что не так с регулированием фондового рынка, причём тут ЦБ и пойдёт ли рынок ценных бумаг в РФ по иранскому сценарию.

Про рынок после 24 февраля

— В последние годы фондовый рынок стал модным, сюда пришли миллионы людей. Сейчас по многим российским бумагам они, скорее всего, в минусе. А их вложения в иностранные активы через фонды и вовсе заморожены неизвестно на какой срок. Это проблема для государства? И как это, на ваш взгляд, изменит психологию и поведение российского частного инвестора?

— Думаю, российский фондовый рынок в любом случае затормозится, количество счетов на Мосбирже уменьшится. Не вижу в этом большой трагедии. Сейчас счета есть у 20 млн россиян, но примерно 60% из них — пустые.

Кроме того, по статистике Банка России, средний портфель домашних хозяйств остаётся консервативным: 55% в нём занимают депозиты и 29% — наличная валюта. Вложения в акции и облигации значительно меньше — 8% и 4% соответственно. Думаю, поведение населения будет меняться довольно инертно.

Фондовый рынок остаётся не приспособленным для частных инвесторов — компании не прозрачны, волатильность и риски очень высоки. Вопрос: разумно ли такое количество россиян подвергать этим рискам?

Со временем вложения в российские акции в рублях, наверное, будут расти. Многие инвесторы видят в них одну из основных альтернатив для долгосрочных сбережений. Индустрия финансовых посредников, и, вероятно, финансовый регулятор будут подталкивать население к таким вложениям.

— До санкций динамику рынка во многом определяли нерезиденты, торговавшие с опорой на фундаментальные показатели. Частные же инвесторы больше подвержены эмоциям. Значит ли это, что без нерезидентов наш рынок станет «истеричным»?

— Существует феномен мем-акций, например GameStop и прочих. Они торгуются совсем не на фундаментальных показателях, а на основе настроений массы частных инвесторов. На этом же построен феномен криптовалюты. Живут же эти активы, и неплохо.

Примерно с этим можно будет сравнивать российские акции, где инвесторам не в полной мере доступна информация, необходимая для осознанных инвестиционных решений. Это мем-акции для внутреннего инвестора. Теоретически они будут держаться на энтузиазме людей и некоторой поддержке властей.

— Часто нашему рынку прочат будущее по иранскому сценарию — эдакой закрытой для всего мира «песочницы». Которая, кстати, в Иране растёт и позволяет местным спасать капитал от мощной инфляции. Нас это же ждёт?

— В целом да. Но российский бизнес более продвинутый и зависимый от западных партнёров и технологий. Поэтому санкции для российских компаний могут оказаться более болезненными, чем для иранских.

Возможно, поможет структурная трансформация экономики (её в апреле анонсировала председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. — Прим. «Секрета»).

Её успех будет зависеть не только от государства, но и от бизнеса — насколько он будет чувствовать себя комфортно с точки зрения инвестиций, перспектив, господдержки и т. д.

Не все компании смогут адаптироваться к новым условиям. Российский рынок более рискованный в таких условиях.

— Есть ли в новой экономике будущей России вообще место фондовому рынку? Или без иностранных капиталов и при усилении роли государства нам он не особо-то и нужен?

— Для государства он не приоритет. Но нужен гражданам. Пока у людей есть потребность сохранить и преумножить сбережения, потребность в рынке будет. Рынок продолжит существование. Всё реже слышу сомнения в этом. Но вопрос — какую роль он будет играть?

На мой взгляд, предыдущие годы рынок развивался медленно. Если мы посмотрим все показатели его глубины — отношение капитализации к ВВП, активов институционалов к ВВП и т. д., мы увидим, что с нами что-то произошло начиная с 2014 года.

До этого мы успешно росли, пережили мировой финансовый кризис, а с 2014 года количественные показатели не растут.

Так, на динамичном рынке облигаций общая доля российского рынка все эти годы держится на уровне 0,5% от мирового. Даже несмотря на такие изменения, как появление мегарегулятора в лице Центробанка в 2013-м и приход массового инвестора после 2018-го.

Проблема в поиске новых драйверов роста — вместо средств нерезидентов ими могут стать, например, внутренние сбережения. Но это пока не удаётся сделать, с пенсионными накоплениями пока нет никакого решения.

Если мы хотим структурную трансформацию, то и экономика, и фондовый рынок должны стать реальными приоритетами для государства.

Кто защитит инвесторов

— Как вы можете оценить действия регулятора, биржи и брокеров во время нового кризиса?

— Реакция регулятора в целом довольно профессиональная. Всё нужное сделано. На фоне всего происходящего рубль укрепился. Пусть искусственно, но в банках реально купить наличные евро примерно по 80 рублей и даже ниже. Это уже не так плохо. Бюджет стабилен, магазины полны товаров. В целом пока средний житель Москвы почти ничего не заметил с точки зрения работы и потребления.

Это результат профессиональной работы. Но это усилие через не могу. Оно не может продолжаться долго.

— А остальные? Например, многие недовольны брокерами: из-за санкций им приходится переводить активы клиентов другим компаниям, но никто ничего людям толком не объясняет.

— Согласен. Хотя брокеров можно понять: они столкнулись с нестандартной ситуацией. Но сама проблема не сегодня родилась.

На стороне потребителя нет института, который бы специализировался на защите его прав. Да, есть ЦБ, но у них много других задач, жалобы здесь рассматриваются медленно.

Плюс есть конфликт: Банк России одновременно выступает как регулятор, участник и защитник прав граждан.

Ещё есть саморегулируемые организации (СРО) брокеров — НАУФОР, НФА. Можно пожаловаться в их дисциплинарные подразделения, но это не всегда помогает. К сожалению, СРО тоже не специализируются на защите прав потребителей финуслуг, они ориентированы на защиту цеховых интересов.

Думаю, что частные инвесторы чувствовали себя более защищёнными, если бы на их стороне выступала организация, специализирующаяся на данных проблемах, как FINRA в США.

— Будучи одним из авторов действующего закона «О ценных бумагах», какие ещё пробелы в регулировании вы видите?

— К сожалению, их много. Главная проблема — раскрытие информации, борьба с информационной асимметрией. Это очень важно.

На фондовом рынке инвестор должен обладать полной информацией, влияющей на его инвестиционные решения. Без этого он не может совершать правильные действия.

К сожалению, федеральный закон о Банке России не возлагает на него ответственности за раскрытие информации на финансовом рынке. На этот рынок всё больше начинает распространяться модель регулирования, характерная для банковской сферы, но не подходящая для финансового рынка.

Например, в принятых Банком России в конце 2021 года «Основных направлениях развития финансового рынка до 2024 года» раскрытие информации, борьба с информационной индустрией вообще не рассматриваются даже как мера по защите прав потребителей финансовых услуг. На мой взгляд, это противоречит духу федерального закона «О рынке ценных бумаг».

Как результат — в ПИФах и НПФ их участникам не раскрывают, наверное, около 50% информации, необходимой для принятия разумного инвестиционного решения, — о рисках портфелей, бенчмарках, издержках по управлению и их динамике, долгосрочной доходности портфелей и многом другом.

Есть другие проблемы. Они выражаются в практически отсутствии антимонопольного регулирования финансового рынка, создании преференций отдельным игрокам, конфликтах интересов самого финансового регулятора.

— Проблема в самой модели мегарегулятора, когда ЦБ контролирует и банковский сектор, и страховой рынок, и сектор ценных бумаг, и прочее?

— В своей исследовательской работе мы мониторим системы регулирования примерно в 90 странах. Модель мегарегулятора на базе центрального банка не стала мейнстримом. Её применяет относительно узкий круг небольших стран с умеренным развитием финансового рынка — Бахрейн, Чехия, Венгрия, Уругвай, Словакия, Армения, Литва, Исландия. Хотя есть два международных финансовых центра — Ирландия и Сингапур. В этом списке Россия, как крупная страна со значительным внутренним фондовым рынком, выглядит явной аномалией.

Читать статью  Прогноз фондового рынка на 4 сентября 2017 года | InvestFuture

Успешно растущие финансовые рынки (США, Китая, Австралии, Канады, Германии, Дании, Южной Кореи, Индии, Швеции, Швейцарии, Саудовской Аравии и другие) используют иные модели регулирования, не наделяющие центральные банки функциями мегарегулятора.

Концентрация разных функций на финансовом рынке в центральном банке неизбежно запускает механизм непрерывного расширения его полномочий, обратной стороной которого является рост административной нагрузки на финансовые организации и ослабление конкуренции на рынке.

В центральном банке работают мотивированные люди, обладающие значительной административной властью над рынком, заинтересованные в постоянном расширении своих полномочий. Это естественный процесс, но нужна система сдержек и противовесов. Она сегодня, по моему мнению, не работает.

Монополизация регулирования — это не меньший риск, чем финансовая нестабильность.

Самый слабый продукт на российском рынке

— А вы сами в российский фондовый рынок инвестируете?

— Нет, мои приоритеты — консервативные депозиты и отчасти страховые продукты. На биржевом рынке несколько лет назад я полностью переключился на глобальные ЕТF. И сейчас завис с ними (активы, по сути, заморожены. — Прим. «Секрета».) — доступ на американский рынок закрыт.

Рынок — это риск. Мне нравился мой портфель из ЕТF. Смотрю на это философски, жизнь продолжается. Верю в лучшее.

— На российский рынок не хотите вернуться?

— Пока не вижу для себя интересных решений. У меня есть внутреннее правило инвестора — покупать лишь то, где уважают моё право на информацию, где понимаю и доверяю продавцу и производителю продукта и где есть просто интересное решение. Жаль, что на внутреннем рынке у нас так и не появились те же робо-эдвайзеры, предлагающие продукты разных финансовых организаций.

— Но ведь в последнее время число ETF и биржевых ПИФов на нашем рынке росло. Да, у них высокая комиссия по сравнению с западными аналогами, высока ошибка слежения (когда стоимость паёв отстаёт от расчётной стоимости активов внутри фонда. — Прим. «Секрета»), но тем не менее было ощущение развития.

— В 2021 году в мире активы взаимных и биржевых фондов достигли $73 трлн, или 81% ВВП. У Китая — $3,5 трлн, в Бразилии — $1,2 трлн, Индии — $500 млрд, Южной Корее — $600 млрд. У нас — $17 млрд. Это сопоставимо с Венгрией или Чехией.

Относительно размеров внутренней экономики и в сравнении с суммарной стоимостью активов фондов в мире российские рыночные ПИФы остаются мелким явлением, такими «мальчиками в коротких штанишках».

Эффективность открытых и биржевых ПИФов трудно оценить с учётом действующего режима раскрытия информации. В этих условиях невозможно не то чтобы просто рассчитать альфу, бету и иные финансовые коэффициенты портфелей — во многих случаях вы просто не можете сказать, является ли фонд активно или пассивно управляемым. Это несерьёзно.

— Правильно ли я вас понял: по вашему мнению, наш рынок в принципе не подходит для частных инвесторов, потому что им стоит покупать не отдельные акции и облигации, а фонды, но с последними у нас не всё хорошо?

— Эмпирические тесты показывают, что 90–95% частных инвесторов, не диверсифицирующих портфель, проигрывают доходности рыночного портфеля (индексу. — Прим. «Секрета»), а 75% из них рискуют получить убытки.

Естественным образом рынок так устроен, что основные выигрыши на нём приходятся на очень узкий круг счастливчиков, а неудачи несёт основная масса участников. Единственным способом уберечься от этого риска является широкая диверсификация портфеля.

На деле всё происходит по-другому. Посмотрите «Народный портфель» на Мосбирже. Люди массово покупали Alibaba, Tencent, Tesla — очень рискованные позиции. Они не покупали диверсифицированных портфелей.

Мог ли простой человек заработать на приватизации в 1990-х

— Ваша лаборатория разработала индекс ваучерной приватизации. Он показывает, что те, кто удачно распорядился этими чеками, мог отлично заработать. Это можно рассматривать как аргумент в пользу такой приватизации?

— Мы не спорим об эффективности ваучерной приватизации. На самом деле мы просто хотели посмотреть на это как на неслыханный финансовый эксперимент. В 1992–1994 годах 144 млн граждан получили приватизационные чеки (ваучеры), на которые могли приобрести на аукционах акции 15 000 компаний.

Мы обнаружили, что из этих 15 000 компаний только пара десятков дожили до наших дней — «Газпром», ЛУКОЙЛ, «Норильский никель» и другие. Остальные реорганизовали или ликвидировали. Из оставшихся мы выбрали восемь компаний и составили из них портфель.

И увидели: его средняя годовая доходность в долларах — 19%, а весь портфель стоит около $27 000.

Вопрос — каковы могли быть шансы выиграть? Небольшие — из 15 000 компаний вряд ли можно было знать, какие из них доживут до наших дней и не будут размывать стоимость акций, приобретённых за ваучеры.

Это созвучно с результатами американского эксперимента, когда исследователи моделировали ситуацию: человек на протяжении 90 лет покупает по одной разной акции в портфель. Из 26 000 бумаг только 4% сделали основную прибыль. Оба этих эксперимента говорят в пользу диверсификации.

— Есть ощущение, что в той истории выигравших вообще нет.

Все жалуются, что их обманули, что «во всём виноват Чубайс». Но сами аукционы были более-менее честные. Однако потом эмитенты размыли стоимость акций.

Это главный риск, когда нет институциональной защиты частных инвесторов. В том числе этот риск есть и сейчас. Для этого, кстати, существует механизм оферты: если ты купил 90% акций компании, то можешь принудительно выкупить остальные.

О рецессии и ценах в магазинах

— На мировых рынках, прежде всего в США, сейчас шторм. Индексы снижаются, инвесторы ищут спасения от инфляции. Насколько эти события могут повлиять на наш рынок? Или в нашей песочнице уже без разницы, что происходит в других?

— Важно, но в меньшей степени, чем прежде. Мы продолжаем быть зависимыми от экспорта сырьевых ресурсов. Рецессия в глобальной экономике может снизить этот спрос, усилив негативные эффекты от санкций.

Сейчас ФРС пытается пробраться между инфляцией и рецессией. Китай пытается справиться с последствиями локдауна, торможением экономики и финансовыми трудностями в строительной отрасли. От этих усилий во многом будет зависеть вероятность рецессии.

— Если ощущение, что будет глобальный кризис? Или дело ограничится рецессией?

— Даже рецессия ещё не гарантирована. В США хорошие балансы домашних хозяйств, предприятия тоже не перекредитованы. Поэтому возможности для роста есть. Ожидается даже, что американские темпы роста до августа будут превышать китайские.

Но, боюсь, нас ждёт ещё один геополитический коллапс — обострение в Тайване. Это будет похлеще текущего кризиса. Если санкции введут против Китая — это точно замедление мировой экономики и раскол мира на две части (60% ВВП у западного мира и 40% ВВП у Китая, России и прочих близких им стран). Это неминуемое сворачивание торговли и резкое торможение экономик.

Даже если будет «лишь» рецессия, России будет несладко. Мы и так (сейчас) со скидками продаём ресурсы, а так потребность в заметно упадёт. И Запад получит время, чтобы решить вопрос с зависимостью от России.

— Давайте от глобального перейдём к более близкому каждому из нас. Вы всю весну мониторите цены на продукты в супермаркетах. Расскажите о вашей методологии и об основных выводах, которые вам удалось сделать.

— С 2015 года считаю свой индекс. Bloomberg назвал его «индексом мармеладных мишек», я же называю его просто Т12. Идея простая: каждый месяц я записываю цены на 12 типовых товаров — молоко 3,2%, жевательные мишки, килограмм немытой моркови и так далее. Обхожу три магазина, фиксирую среднее арифметическое. По сути, это моя индивидуальная инфляция.

С начала марта я стал вести ещё один мониторинг: каждую неделю хожу в «Ашан» и записываю цены по 22 продовольственным позициям.

Вижу, что с каждой неделей инфляция немного замедляется. Индекс Т12 в марте показывал 25%, сейчас 21%. Чувствуется, что государство стало снижать цены административными методами, плюс импорт стал дешевле благодаря укреплению рубля, появились овощи из Ирана, Турции, Узбекистана.

Беспокоит, что ползучая инфляция сохраняется. Чуда не происходит. ЦБ действует на мой взгляд странно: ждёт замедления инфляции при снижении ключевой ставки (обычно инфляция замедляется при повышении ставки и разгоняется при понижении. — Прим. «Секрета»).

Читать статью  Можно ли заработать на фондовом рынке? (видео)

— В целом ваши индексы движутся по той же траектории, что у Росстата, но выше. А с 2015 года что показывает ваш Т12?

— Он прибавил около 90%. Но основная часть этого роста накопилась с сентября 2021 года. Тогда началось ускорение инфляции. Поэтому в сентябре этого года из-за эффекта высокой базы мы увидим некоторое улучшение показателей.

Коллаж: «Секрет фирмы», freepik.com, Unsplash/Clem Onojeghuo, Shot by Cerqueira, Никеричев Андрей /Агентство «Москва»

Материал не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией. Упомянутые финансовые инструменты или операции могут не соответствовать вашему инвестиционному профилю и инвестиционным целям/ожиданиям. Определение соответствия финансового инструмента/операции/продукта вашим интересам, целям, инвестиционному горизонту и уровню допустимого риска — исключительно ваша задача.

Редакция «Секрета фирмы» не несёт ответственности за возможные убытки в случае совершения операций либо инвестирования в финансовые инструменты, упомянутые в данном материале. И не рекомендует использовать эту информацию в качестве единственного источника при принятии инвестиционного решения.

На дне: какие акции российских компаний стоит покупать в 2022 году и на какие зарубежные рынки обратить внимание?

Ещё год назад частные инвесторы шли на биржу, как на праздник – за «длинным» рублём. Но вот на их несчастные головы обрушились иностранные санкции, потом меры правительства и Центробанка, ограничивающие операции с капиталами и выбор иностранных ценных бумаг. Далее последовал исход иностранных компаний из России и сбой инфраструктуры. Но финансовые гуру как раз и учат покупать активы, когда рынок на дне. Так, может быть, это время настало?

На дне: какие акции российских компаний стоит покупать в 2022 году и на какие зарубежные рынки обратить внимание?

Обвал на фондовом рынке: повод купить акции? Фото: sputniknews-uz.com

Как прекрасны они: бриллиантовые дороги

Прошло три месяца с момента, когда многие частные инвесторы разочаровалось в рынке ценных бумаг, потеряв на обвале Московской и Санкт-Петербургской биржи до трети вложений.

Март был показателен. Число сделок на Мосбирже было проведено с гулькин нос. Объём торгов еле перевалил через 635 млрд рублей против 4,409 триллионов рублей на март 2021 года. Из 11 миллионов частных владельцев счетов решились проводить сделки лишь 1,8 млн человек. Апрель и май по этим параметрам выглядят не многим оживлённей.

Тем временем и сам фондовый рынок не давал расслабиться. Мало того, что активы резво упали в цене. По ведущим российским банкам шарахнули санкции, и началась свистопляска с миграцией брокерских счетов. Например, Сбербанк, не спрашивая клиентов, перевёл иностранные ценные бумаги граждан в «Кит Финанс».

После 24 февраля рынок сильно упал. Чтобы избежать обвала котировок и крупных потерь для инвесторов, Банк России ввёл на рынке серьёзные ограничения… Ряд банков, попавших под международные санкции, вынужден был перевести своих клиентов к другим брокерам. Эта мера позволила избежать заморозки активов клиентов

Конечно, в мартовскую панику некоторые россияне пошли против ветра и решили разместить кровные сбережения на биржах. Иначе говоря, на фондовом рынке продолжают пытать счастье те, кого принято называть спекулянтами – игроки, сбрасывающие и приобретающие облигации и акции по несколько раз на дню. Ещё остались граждане, пока не придумавшие, в какие другие инструменты перевложиться. И, наконец, просматривают биржевые котировки инвесторы, следующие советам знаменитых миллиардеров, – покупать тогда, когда рынок упал ниже плинтуса.

Как поясняет управляющий директор департамента развития бизнеса Мосбиржи Кирилл Пестов, отдельные персоны увидели возможность для себя купить активы, которые стали заманчиво доступны – например, предпочитая ОФЗ с годовой доходностью 17-18% депозитам с 23%. Потому что ОФЗ – это надолго, а высокие ставки по вкладам – лишь на три месяца.

С экспертом согласен глава Национальной ассоциации участников фондового рынка Алексей Тимофеев: по-прежнему есть те, кто намерен скупать подешевевшие активы. И, глядя на это «барахтанье», часть разочаровавшихся граждан тоже начинает думать: а не пора ли нам вернуться?

Гудбай, Америка, где я не буду никогда

Но тогда закономерно встаёт вопрос, каким именно ценным бумагам в непростой ситуации отдать предпочтение? До 24 февраля эта проблема не давила столь остро – две трети денег частных инвесторов «жирели» на тучных ценных бумагах американо-европейских гигантов типа детищ Илона Маска или Марка Цукерберга.

Конечно, есть различные кривые дорожки, позволяющие инвестировать в западные активы и сегодня. В частности, в самом начале кризиса подсуетилась УК «Тинькофф Капитал» с поиском лояльного депозитария. И теперь у юрлица есть возможность продавать и покупать иностранные ценные бумаги, получать по ним дивиденды и реинвестировать их.

Но такие обходные пути, как тропы Хо Ши Мина, пребывают под перманентным обстрелом санкциями со стороны западных политиков. Те же ETF (иноземный формат ПИФов), просвещает управляющий директор ИК «Иволга Капитал» Дмитрий Александров, как правило, зарегистрированы в Ирландии – а это теперь недружественная юрисдикция. Их обращение сейчас затруднено – по аналогии с иностранными акциями.

Член Совета директоров Банка России, руководитель Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России

Одним из последствий санкций, с которыми мы столкнулись, является практически полная изоляция российских институтов от мировой финансовой системы. В частности, это привело к тому, что многие международные инструменты, к которым привыкли инвесторы, стали менее доступны или временно заморожены. На россиян обрушились блокировки и невозможность использовать эти активы

При этом ЕС стабильно продолжает конструировать очередные пакеты санкций против РФ, и в любой момент на рынок может поступить свежая порция негативных новостей. Не бездействует и российская сторона. То Казначейство Великобритании отзывает у Мосбиржи статус «признанной биржи», лишая своих игроков налоговых льгот. То Минфин визирует распоряжение, согласно которому компании РФ должны уйти с иностранных бирж, расторгнув договоры о размещении своих ценных бумаг.

И, как комментирует руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая, кризис ещё не дошел до пика, о путях выправления можно будет говорить после относительной стабилизации политической ситуации.

А Дмитрий Александров добавляет:

Сложно сказать, какие ещё санкции и контрсанкции могут нас ждать. В условиях открытой конфронтации запрет на финансирование экономики стратегического противника, в том числе через вложение в акции, я оцениваю как весьма вероятный

В общем, резюмирует руководитель Экспертного совета по защите прав розничных инвесторов Банка России Ростислав Кокорев, в недалекой перспективе на рынке иностранных ценных бумаг более активную роль станут играть крупные частные инвесторы. Это как минимум. А мелкие и средние частные инвесторы станут ориентироваться на более понятные им и менее рискованные сегменты рынка. То есть, на наше, родное.

В жёлтом облаке Сансары

Есть ещё Восток. Например, Китай. Но «китайский рынок интересен в долгосрочном плане, по мере реализации стратегического потенциала экономики. В краткосрочном плане, однако, там фиксируются большие проблемы с локдаунами, рынком недвижимости, транспарентностью компаний. Поэтому в ближайшее время, тем более на фоне обвала мировых рынков, я бы не инвестировал в Китай», — предупреждает инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов.

На дне: какие акции российских компаний стоит покупать в 2022 году и на какие зарубежные рынки обратить внимание?

Идём на Восток: точнее, на их фондовые биржи. Фото: em-finance.ru

Впрочем, Восток обширен, как пицца из Книги рекордов Гиннеса. «Среди западных площадок можно обратить внимание на рынок Индии, Индонезии, а также Гонконга. Ликвидность данных рынков неплохая, при этом существует широкий ассортимент акций», — искушает главный аналитик Промстройбанка Владимир Соловьев. И сейчас ведущие брокеры России спешно ведут переговоры с иностранными брокерами стран, которые не присоединились к санкциям. А кое у кого такие взаимоотношения уже налажены.

Но здесь тоже не обходится без дёгтя. Во-первых, если какая-либо страна пока не присоединилась к санкциям, это не значит, что она не присоединится никогда. Во-вторых, россияне в массе совершенно не представляют, какие голубые фишки рулят восточными рынками. Поэтому категорически не понимают, кому в краях восходящего Солнца можно доверять свои рубли.

Безусловно, со временем понимание нагрянет. Но этого ещё нужно дождаться.

Ален Делон не пьёт одеколон

Итак, остаются ценные бумаги российских эмитентов.

«Иранский сценарий — наиболее близкий пример того, как может быть устроен фондовый рынок в России. Важно понимать, что инвестиции в локальные акции на десятилетнем периоде в Иране принесли инвесторам более 35% ежегодно. В то время, как инфляция была в районе 25%. При этом рынок Ирана вырос, его структура изменилась, появились новые сектора. Также одним из признаков является явный разворот на восток. Поэтому такой сценарий вероятен. Более того, он уже частично реализуется», — сообщил в ходе конференции «Финам» персональный брокер «БКС Мир инвестиций» Александр Чечерин.

Читать статью  Международные рынки фондовых деривативов, Основные термины и понятия - Международные валютно-кредитные и финансовые отношения

Самые высокопоставленные лица из ЦБ и Минфина каждую неделю отмечаются заявлениями, дескать, российскому фондовому рынку остаётся опираться только на частных инвесторов. И, как говорит руководитель отдела инвестиционного консультирования ФГ «Финам»: «Если мы рассматриваем рынок РФ, тут в фаворитах удобрения и цветные металлы, мировой спрос на которые сложно удовлетворить, исключив Россию из поставщиков».

В текущем моменте мы имеем беспрецедентый рост сырьевого рынка – как только компании начнут отчитываться о восстановлении цепочек поставок. Как только наши металлурги найдут новые рынки сбыта, кроме Европы. Как только наши сырьевые компании сумеют перестроить свою логистику

Биржа: плюнуть и забыть, или все-таки…

Впрочем, и родной фондовый рынок пока находится в ожидании, поскольку не все обстоятельства, в которых ему предстоит работать, прояснились до конца.

Более того, часть брокерских компаний в последние месяцы зашаталась с такой амплитудой, что по кулуарам поползли слухи о возможных банкротствах. Понятно, что приобретённые россиянами ценные бумаги по большому счёту защищены на такой случай Национальным клиринговым центром. А вот просто держать деньги на брокерском счёте в ожидании выгодной конъюнктуры стало чревато.

И как долго продлится такое безвременье – непонятно. «Ситуация сложная, после шторма всегда штиль. Ближайшие два квартала ситуация кардинально не изменится, оптимальные инвестиционные горизонты по российским бумагам – 5-10 лет. Только в этих временных рамках можно комфортно инвестировать в российский фондовый рынок. Мы не считаем, что рынок достиг минимальных значений, возможно движение вниз ещё продолжится», — подсказывает главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов.

. Сейчас вкладываться в российские бумаги всерьёз и надолго — преждевременно и чревато, поскольку они пребывают на низком старте. Благоразумней дождаться конца «спецоперации». Хотя и не факт, что сегодняшние вложения не окупятся сторицей.

Напомним, мы обсуждаем не краткосрочные спекулятивные инвестиции, а перспективы долгосрочных вложений в ценные бумаги.

Что ждет российский фондовый рынок?

В 2022 году отечественный рынок ценных бумаг переживает сложное время. В день начала российской спецоперации на Украине, 24 февраля, индекс МосБиржи обвалился на 33%, до 2060 пунктов. Затем, 25 февраля, он отскочил на 20%. Однако из-за лавины западных санкций и массовых распродаж бумаг 28 февраля ЦБ РФ на три недели заморозил работу фондового рынка, чтобы остановить бегство инвесторов и предотвратить вызванные паникой банкротства. Почти месяц назад, 24 марта, биржевые торги возобновились. В пятницу, 22 апреля, индекс МосБиржи находился на уровне 2 281,16 пунктов по состоянию на 10:45.

Finam.ru рассказывает, как санкции отразятся на работе фондового рынка, и что ждет его в этом году.

Что ждет российский фондовый рынок?

Пойдет ли отечественный рынок по иранскому сценарию?

В 2022 году Россия за пару недель стала самой санкционированной страной в мире, обогнав по числу наложенных на страну ограничений прошлых лидеров — Иран, Сирию и КНДР.

После этого эксперты начали сравнивать ситуацию на российском фондовом рынке с иранским, основной индекс которого за последние 10 лет вырос в 30 раз. Стоит отметить, что Иран живет под санкциями с 50-х годов, и они вводились постепенно, тогда как на Россию сразу обрушилась беспрецедентная санкционная лавина.

Наталья Малых, руководитель отдела анализа акций ФГ «Финам», отмечает, что иранский рынок акций показал высокую динамику в местной валюте по прошествии времени после введения санкций.

«Но, во-первых, нужно понимать, что большая часть роста объясняется инфляцией и обесценением национальной валюты, и, во-вторых, в отношении Ирана не было введено такого количества санкций и у страны не было подобной военной спецоперации», — говорит аналитик.

Дмитрий Александров, управляющий директор ИК «Иволга Капитал», в ходе онлайн-конференции «Фондовый рынок РФ — операция «разморозка»», назвал иранский сценарий весьма реалистичным. «Я жду роста роли частного инвестора на фоне ухода нерезидентов с рынка и продолжение развития инфраструктуры для физических лиц. Теперь внутреннее финансирование — единственный путь для экономики, думаю, мы будем расти «вширь»: то есть будет увеличиваться количество эмитентов акций и облигаций, IPO станут более массовыми», — считает он.

Александр Чечерин, персональный брокер «БКС Мир инвестиций», полагает, что фондовый рынок в России уже пошел по тому же пути.

«Иранский сценарий — наиболее близкий пример того, как может быть устроен фондовый рынок в России. Важно понимать, что инвестиции в локальные акции на 10-летнем периоде в Иране принесли инвесторам более 35% ежегодно. В то время как инфляция была в районе 25%. При этом рынок Ирана вырос, его структура изменилась, появились новые сектора. Также одним из признаков является явный разворот на восток. Поэтому такой сценарий вероятен. Более того, он уже частично реализуется», — говорит эксперт.

Владимир Соловьев, главный аналитик ПСБ, подчеркивает различия между российской и иранской ситуацией.

«Иранский сценарии отмечается высокой инфляцией и мягкой денежно-кредитной политикой. В целом, рост фондового рынка в Иране начался через год после введения санкций, когда произошли структурные изменения в экономике. В России, вероятно, будет более жесткая денежно-кредитная политика, поскольку основной приоритет ЦБ — это сдерживание инфляции, что будет негативным фактором для российского фондового рынка», — предупреждает Соловьев.

Алексей Антонов, главный аналитик «Алор Брокер», считает, что это не худший из вариантов. «Перестройка безусловно займет несколько лет, но перспективы роста внутреннего рынка будут драйвером роста как числа инвесторов, так и количества эмитентов», — ожидает эксперт.

Запретят ли торговлю иностранными акциями?

Одним из самых острых для инвесторов остается вопрос запрета на покупку зарубежных акций. Так, СПБ Биржа во вторник, 19 апреля, опубликовала на своем сайте сообщение с предупреждением о том, что приостановки торгов ценными бумагами иностранных компаний возможны, решение зависит от Банка России.

В четверг, 21 апреля, «РБК Инвестиции» со ссылкой на пресс-службу регулятора сообщили, что ЦБ РФ не обсуждает запрет на покупку иностранных бумаг на индивидуальный инвестиционный счет (ИИС), но поддерживает идею ограничить налоговые льготы для инвесторов, которые их приобретают.

Дмитрий Александров оценивает риск на запрет в будущем как значительный. «В условиях текущей конфронтации, нелогично финансировать экономику геополитического соперника. Инвестирование в американские акции и зарубежный долг — под риском», — считает он.

Владимир Соловьев не ожидает запрета на покупку иностранных инструментов со стороны регулятора. «Однако существуют высокие риски запрета со стороны западных стран», — добавляет эксперт.

Что будет с фондовым рынком в этом году?

Что будет с фондовым рынком в этом году?

Делать прогнозы по фондовому рынку в условиях продолжающейся спецоперации и нарастающего геополитического и санкционного давления на Россию довольно непросто, однако у аналитиков имеются определенные ожидания.

Наталья Малых не исключает начала восстановления рынка акций к концу года.

«Допускаю, что если не будет серьезного увеличения масштаба СВО, то к концу года рынок акций начнет восстанавливаться, особенно если рубль подешевеет и начнет отражать экономический спад в этом году. Акции позитивно коррелируют с инфляцией в долгосрочном периоде. Рост цен на товары и услуги со временем отразится в доходах, и, соответственно, котировки отреагируют на это повышением. Помогут также приток ликвидности от розничных инвесторов, выплата дивидендов, пусть даже не всеми эмитентами, а также предстоящее понижение процентной ставки Центробанком», — говорит аналитик.

Александр Чечерин ожидает восстановления рынка до конца года в район 1200-1250 по РТС. На середину дня 22 апреля индекс РТС составляет 958 пунктов. «Наименее пострадавшими секторами, я бы сказал, лучше рынка, вероятнее будут выглядеть — нефтяной (LUKH, TATN, SNGSP), металлургия, в первую очередь цветная (GMKN, RUAL, PLZL). Внутри сектора также необходимо выбирать компании соответствующими параметрами:1) частная, 2) экспортер, 3) возможны дивиденды, 4) низкая долговая загрузка. Также, в качестве диверсификации, можно обратить внимание на продуктовый ретейл и телекоммуникации, которые будут расти вместе с инфляцией», — обращает внимание эксперт.

Алексей Антонов в оптимистичном сценарии видит консолидацию на текущих уровнях.

«Этот и следующий квартал при сохранении геополитической обстановки не позволит российским индексам выйти на положительную территорию. Санкционное давление на российскую экономику, сжимание ее при отсутствии вливания ликвидности пока остаётся базовым сценарием. Важно, что все может кардинально измениться, но пока сигналов для этого мы не видим», — предупреждает Антонов.

Источник https://secretmag.ru/investment/chto-ne-tak.htm

Источник https://www.vbr.ru/investicii/novosti/2022/05/19/kakie-akcii-rossiiskih-kompanii-stoit-pokypat-v-2022-gody/

Источник https://www.finam.ru/publications/item/chto-zhdet-rossiiyskiiy-fondovyiy-rynok-20220422-135320/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.